Взгляд в прошлое

Начало. Первые шаги

Своим происхождением дзюдо обязано многовековой традиции боевого единоборства, сформировавшегося и развившегося в различных школах джиу-джитсу средневековой Японии.

Несмотря на кажущуюся ясность вопроса, до сих пор идут споры, имеет ли эта традиция самообороны чисто японские корни или привнесена извне? Тема достаточно деликатная, так как затрагивает патриотические чувства японцев.

Существуют три версии появления джиу-джитсу. Первая гласит, что родиной джиу-джитсу является Китай, а проникновение на острова связывается с прибытием в Страну цветущей сакуры монаха по имени Чэнь Юаньбин. Покинув Китай из-за террора со стороны династии Мин, он нашел пристанище в одном из монастырей Эдо. Жил скромно, избегал шума и суеты. Обучал детей знатных вельмож китайской каллиграфии и философии, переводил классиков китайской литературы. Изредка путешествовал, рисовал монотонные пейзажи, но главное — обучил нескольких самураев технике боя, что и послужило распространению джиу-джитсу в Японии.

Вторая версия связана с именем Такэноути Хисамори, которому, согласно легенде, во сне явился монах-отшельник, спустившийся с гор, и посвятил его в секреты искусства, основанного на бросках и болевых приемах. Этим утверждается чисто национальное происхождение джиу-джитсу.

Наконец, общеизвестна история о враче Акаяме Широбеи. Часто зимой он прогуливался по саду и любовался ветвями вишни (по другим сведениям — ели), которая в ожидании весны спокойно спала, нахлобучив на себя белую снежную шапку. Как-то Акаяма заметил, что толстая ветка не выдержала тяжести снега и надломилась. Зато маленькая, гибкая веточка все гнулась, гнулась к земле, но не сломалась. Снег соскользнул с нее, и она, целехонькая, выпрямилась вновь. Увидев это, Акаяма задумался, а потом воскликнул: «Сначала поддаться, чтобы потом победить!» Его слова относились к приемам борьбы, над —созданием которой он трудился. Изучив распространенные в то время в Японии системы рукопашного боя когусоку и косиномавари, для расширения своих познаний он отправился в Китай, где познакомился с рядом местных единоборств субаку и тайдзитуйшоу. В результате систематизации и обобщения техники он со своими учениками и единомышленниками представил специально созванной императорской комиссии несколько тысяч приемов, которые составили основу джиу-джитсу.

Знаток джиу-джитсу немецкий искусствовед Карл Гагеман в двадцатых годах нашего столетия заметил, что являющаяся основой японского воспитания борьба джиу-джитсу, так же, как и все в Японии, происходит из Китая. Это в целом верное утверждение (вспомним то же каратэ) следует уточнить, так как континентальные заимствования подвергались японцами чисто национальной переработке и переосмыслению и приобретали самостоятельный характер, зачастую более высокого уровня.

Как термин, обобщающий и систематизирующий опыт рукопашных схваток на поле боя, джиу-джитсу появился в конце XIV века. Во время более чем трехсотлетнего владычества Сегуната Токугава, периода расцвета боевых искусств в Японии, количество школ джиу-джитсу приблизилось к семистам.

Конец XIX века ознаменовал начало в Японии эпохи разительных перемен. В 1868 году при поддержке сторонников радикальных реформ на престол восходит император Муцухито. Начинаются революционные преобразования Мэйдзи во всех сферах общественной жизни. Закончился период длительной изоляции страны. Дух Запада начал проникать в повседневную жизнь рядовых японцев. На сцену истории вышло поколение, интересующееся тем, что ново и современно. Европейский театр и регби стали символами этого поколения. Гибла самурайская традиция. Под угрозой оказались древние боевые искусства, носителями которых являлись представители самурайских кланов.

Быстрое распространение элементов западной культуры в японском обществе сыграло роль и в появлении дзюдо. Создатель этой многогранной системы физического воспитания, связывающей идеи традиции самурайства с идеями олимпийского спорта, Дзигоро Кано родился 28 октября 1860 года в провинции Хьего, в небольшом городке Микагэ, расположенном недалеко от Киото. По линии отца корни Кано уходят к самым началам истории Японии, и среди его предков можно найти и монахов синтоистов, и мастеров буддизма, и последователей Конфуция. Его мать Садако относилась к одному из самых известных кланов изготовителей сакэ. В семье было два брата и две сестры, Дзигоро был в семье младшим. С юных лет Дзигоро проявлял склонность к изучению гуманитарных наук, демонстрируя при этом, как и большинство японских детей, трудолюбие и усидчивость. Когда мальчику исполнилось 11 лет, вся семья переехала в Токио, где будущий патриарх дзюдо продолжил учебу сразу в двух учебных заведениях. В одном он изучал трудную японскую каллиграфию, в другом — английский язык. Современное образование он начал получать с 13 лет, когда убежденный в его талантах отец записал сына в частную британскую школу. Там юный Кано вскоре стал первым учеником, но не приобрел симпатий учителей, преподававших физическое воспитание. Товарищи по учебе смотрели на него сверху вниз, причем буквально, поскольку Кано с рождения был слабым и, даже по японским меркам, низкорослым.

В те времена джиу-джитсу не было в Японии ни модным, ни почитаемым и уж тем более не считалось достойным занятием для юношей из хороших семей. Ни отец, ни друзья не одобрили решение найти преподавателя джиу-джитсу, несмотря на то, что, обладая твердым характером, Дзигоро мог постоять за себя в мальчишеских стычках и позднее, в студенческие годы. По современным меркам, Дзигоро начал приобщаться к единоборствам достаточно поздно — ему исполнилось уже 17 лет. Но это лишь подтверждает то, что борьбе, равно как и любви, все возрасты покорны.

Поиски привели юношу в школу Тэнсин Синье-рю, возрожденную в 1795 году мастером Исо Матаэмоном. Основы техники преподавал Тэйносукэ Яги, который, будучи дальновидным педагогом, заметил одаренность ученика и дал рекомендацию, обязательную для того, чтобы юношу принял Хатиноскэ Фукуда — руководитель школы, сведущий также в вопросах восточной медицины. Это был профессионал своего дела, свято хранивший секреты древнего боевого искусства самозащиты. По воспоминаниям Кано, Фукуда был благороднейшим человеком и очень симпатизировал юному ученику. Наставник Фукуда проводил занятия, считая основным средством тренировки рандори -форму свободного спарринга. Концепция обучения технике джиу-джитсу заключалась в том, что после показа того или иного действия ученик должен был осваивать его в тренировочных поединках. Кано упорно тренировался и делал большие успехи. Однако творческое общение со старым мастером было недолгим. В 1879 году Фукуда умер, завещав Дзигоро Кано свои записи, связанные со школой.

Тем временем Кано поступает в лицей Кайсэй, преобразованный позднее в Токийский императорский университет, где учится сперва на экономическом, а затем переходит на педагогический факультет. Во время учебы он знакомится с Такааки Като и Кубадзо Тсубои, что сыграло в дальнейшем важную роль в судьбе дзюдо. Один из новых друзей стал впоследствии премьер-министром, другой ректором Токийского университета — культурного центра, где пропагандировались европейские идеи и достижения. Молодежь эпохи перелома с энтузиазмом открывала до тех пор запрещенную культуру Запада, увлекаясь его театром, бойкотируя Кабуки, одеваясь в европейское платье. Неудивительно, что в такой атмосфере попытки Кано обратиться к японским традициям борьбы не находили понимания в среде университетских товарищей, чьи взоры были обращены на неизвестные и манящие европейские спортивные дисциплины: крикет, греблю и бейсбол.

В период обучения у наставника Фукуды молодому Кано приходилось часто встречаться с неким Кенкихего Фукусима, который был вдвое тяжелее. Фукусима — оптовый продавец рыбы, самый сильный и опытный ученик — часто заменял самого мастера на тренировках, когда того стало подводить здоровье. Многочисленные попытки Кано одолеть превосходящего по физическим кондициям соперника оканчивались неудачами. Будущий создатель дзюдо долго размышлял о способах победы над этим неудобным противником.

Однажды Дзигоро решил применить домашнюю тактическую заготовку, которую планировал долго и тщательно. Придя на тренировку раньше обычного, он сел в углу и еще некоторое время наблюдал за манерой борьбы и передвижениями своего потенциального соперника. В конце тренировки Кано переоделся и, с уважением поклонившись Фукусиме, попросил провести с ним поединок. Тот рассмеялся и охотно согласился. Имея опыт многочисленных побед, он был уверен в успехе и на этот раз. Кано встал в двух метрах от соперника и, казалось, не имел никаких намерений атаковать. Несколько обескураженный и раздосадованный Кенкихего сделал шаг вперед и, одновременно со своим вторым шагом, молниеносно захватил ворот кимоно хрупкого Кано. Именно этого и ждал подготовивший и предвидевший ситуацию соперник. Захватив разноименной рукой атаковавшую руку, развернувшись на четверть оборота к противнику и сгибая ноги в коленях, второй рукой он подтолкнул теряющего равновесие Фукусиму. При гробовом молчании присутствовавших тот с грохотом приземлился на всю спину. Удивление зрителей усиливалось тем, что поверженный соперник, ошеломленный броском, долго не мог подняться.

Эта победа была важна тем, что дала создателю дзюдо возможность убедиться в правильности рассуждений о значимости такого раздела техники, как кудзуси, — способов выведения противника из устойчивого равновесия при подготовке броска. Сегодня об этом знает любой начинающий дзюдоист. Тогда же для многих это было откровением. Сам Дзигоро Кано утверждал, что кудзуси является важнейшей фазой броска, так как после правильного выведения из равновесия можно с минимальными затратами усилий одолеть более сильного соперника.

После кончины наставника Фукуды, давшего молодому студенту основы джиу-джитсу, необходимо было искать нового учителя.

Повезло Кано и на этот раз, хотя известно, что везет сильным, а находит только тот, кто ищет. Наставником его становится Масамото Исо — третий из мастеров школы Тэнсин- cинье-рю. В то время Исо было уже 62 года. Это был щуплый, невысокий человек, фигурой походивший на своего нового ученика. Необычными чертами личности, силой характера и виртуозным владением джиу-джитсу Исо вызывал неподдельное уважение окружающих. Впоследствии патриарх дзюдо очень высоко оценивал постановку тренировок в школе Исо, считая, что никогда не встречал никого, кто был так хорош в исполнении и демонстрации ката, как сам наставник. Исо умер спустя два года, также оставив ученику свои бумаги.

По счастью, Дзигоро Кано изначально имел хороших учителей, первый из которых был мастером в практике борьбы, а второй — в обучении технике. В школе Тэнсин-cинье-рю Кано получил звание сихан (мастер), и этот период был для него наиболее плодотворным. Вставал он очень рано. Часто с восходом солнца шел на тренировку, а затем на занятия в университет. Оттуда он опять возвращался в зал, чтобы уже самому тренировать группы начинающих. В 1881 году, когда Исо заболел, Дзигоро Кано встретил Цунетоси Икубо из школы Кито-рю, которую основал еще в 1670 году Тэрада Канэмон, и в третий раз сменил преподавателя джиу-джитсу. Икубо — бывший самурай, долгое время вел джиу-джитсу в сегунате. Когда судьба свела их, мастер мог еще многое показать сам, сохранив, как сказали бы сейчас, хорошую спортивную форму. Экс-самурай жил в бедности, до конца своих дней храня верность джиу-джитсу. Новый ученик перенял у него не только элегантность движений, но и упорство, жизнестойкость. Практические занятия Кано совмещает с изучением рукописей по джиу-джитсу этого направления, техника которого была значительно сложнее и требовала полной отдачи сил при обучении. Но уже через год наставник вынужден был признать: «Больше мне учить вас нечему...«

Вскоре наступило время испытаний. Ректор Токийского университета привык приглашать на показательные выступления представителей различных спортивных дисциплин с целью пропаганды физического воспитания среди молодежи. Очередная демонстрация состоялась во вновь построенном большом актовом зале, который вмещал несколько сотен человек. На этот раз были приглашены ученики школы джиу-джитсу, возглавляемой восьмидесятилетним наставником Тоцука.

В то время джиу-джитсу не имело правил соревнований. Поединки проводили, используя любые захваты, а побежденным считался тот, кто оказывался повергнутым на спину, тот, кто признавал себя проигравшим или не мог продолжать единоборство. Время поединка не ограничивалось. После окончания показательных выступлений мастер Тоцука спросил собравшихся: «Не хочет ли кто-нибудь побороться?». Дзигоро Кано не мог упустить такую возможность испытать себя и вызвал самого мощного ученика. Все попытки  одолеть рослого и сильного противника закончились безрезультатно. Тот обладал не только огромной силой, но и высокой техникой борьбы. Дзигоро Кано, тем не менее, выглядел победителем, так как заслужил похвалу за отвагу и умение от руководителей университета и приятно обескураженного старого мастера. Эта встреча послужила дальнейшим стимулом для продолжения работы в области боевых искусств.

Несмотря на напряженные занятия в университете, не было случая, чтобы Кано пропустил тренировку. Летом 1882 года он получает диплом преподавателя литературы, что в те времена приближало к представителям высшей интеллектуальной элиты японского общества. Кано решает продолжить свое образование в школе пэров, что в будущем открывало перспективу карьеры на государственной службе. Но увлечение джиу-джитсу, ставшее делом жизни, изменяет его судьбу.

В феврале того же года Кано с несколькими своими учениками открывает собственную школу в храме Эйседзи. Это и был всемирно известный ныне Кодокан, который тогда разместился в четырех помещениях. Самое большое — площадью 4х6 м — отвели под дожо. В первый год существования школы в ней было лишь девять учеников. У начинающего преподавателя не хватало средств для оборудования даже самого небольшого помещения. Необходимую сумму Кано получил за перевод с английского языка книги «Трактат по этике«, сделанный по заказу министерства образования.

Дата открытия Кодокана отождествляется с днем рождения дзюдо — самобытной системы воспитания японской молодежи, созданной Дзигоро Кано на базе древнего джиу-джитсу. Системы физического и нравственного совершенствования, выполняющей не только прикладную функцию, но и образовательную и, что намного важнее, воспитательную. Дожо примыкал к главному залу храма, где на стенах висели деревянные таблички, посвященные памяти умерших. Нередко, когда борьба проходила чересчур интенсивно, сотрясение пола вызывало постукивание табличек. По вечерам это напоминало танец таинственных духов. В этой необычной обстановке звуки падающих дощечек, а порой и треск сломанных половиц, которые не выдерживали натиска падающих тел, приводили в трепет редких прихожан. После тренировок сам наставник Кано лез под пол, обвязав голову полотенцем, чтобы уберечься от густой паутины, укреплял балки и заменял сломанные половицы. На следующий день все повторялось.

Свое время Кано делил на буддистскую практику и научную работу. Большую часть дня он проводил со своими учениками в храме, где ел, шил и ремонтировал одежду для тренировок, проводил беседы и занятия. Одновременно ему приходилось выполнять функции преподавателя знаменитого лицея Гёкусюин, в котором учились дети привилегированных особ. Занятия начинались ранним утром. Вторую половину дня Кано отдавал дзюдо, затем делал записи и готовил планы на следующий день, переводил с иностранных языков, засиживался иногда далеко за полночь.

Многие знакомые Кано, посещавшие тренировки, имели солидный вес в обществе. Некоторые ученики происходили из знатных семей. Удивленные монахи и жители близлежащих домов нередко могли видеть министерские экипажи, останавливающиеся у дверей храма. Визиты эти были связаны с личностью самого Дзигоро  Кано и разработанной им системой дзюдо. Тем не менее было очевидно, что долготерпение монахов не вечно. Однажды глава храма пришел в дожо и, наблюдая за тяжелой работой мастера и его учеников, многозначительно заметил: «Дзигоро Кано является выдающимся человеком, несмотря на свою молодость. Единственным его недостатком является его страсть к дзюдо». Два, иногда три раза в день приходил в школу наставник Цунэтоси Икубо. Поединки подчас проходили с необычайным упорством. И нет ничего удивительного, что в конце концов учеников Дзигоро Кано попросили подыскать другое место для тренировок.

В январе 1883 года Кодокан покидает храм Эйседзи и находит новое пристанище в очень скромном помещении. Новый зал не мог вместить все татами, поэтому Кано делает рядом с оградой небольшую пристройку, больше напоминающую сарай, который, хотя и был просторным, от холода и сырости не спасал. Спустя год сам мастер и его ученики, число которых значительно выросло, с облегчением узнали о возможности переезда в новый зал. В том же году Кано разработал кодекс поведения для учеников Кодокана. Первыми подписали его, обмакивая кисточку в собственную кровь, Цунедзиро Томита, Сайго Хагучи, Сиро Сайго, Сакудзиро Екояма и Есиаки Ямасита.

В тот же день Сиро Сайго и Цунедзиро Томита, старшие ученики школы, получили черные пояса как символ достижения первой мастерской степени.

Дзигоро Кано установил пять пунктов клятвы, смысл которой сводился к следующему:

— вступая на путь дзюдо, я не откажусь от занятий без серьезных на то оснований;

— своим поведением я обещаю не уронить достоинство дожо;

— я никогда не выдам секретов школы непосвященным и только в крайнем случае буду брать уроки борьбы в другом месте;

— обещаю не давать уроки без разрешения своего учителя;

— в течение своей жизни клянусь уважать правила Кодокана как ученик и наставник, если стану им.

Поначалу никто не видел и не понимал разницы между джиу-джитсу и дзюдо. Не вдаваясь в сущность идей, выдвигаемых Дзигоро Кано, старые мастера считали его заумным выскочкой, кичившимся своей образованностью и пытающимся внести западные чуждые порядки в национальные традиции древнего боевого искусства.

Ощущая угрозу со стороны дзюдо, представители джиу-джитсу объявили Кано беспощадную борьбу. Последние годы XIX века оказались очень нелегкими для встававшего на ноги дзюдо, которое начинало борьбу за право гражданства в новой Японии, чтобы вскоре стать неотъемлемым элементом культуры Страны восходящего солнца.

Добиваясь признания, ученики Кано должны были доказывать превосходство новой системы на практике.

Вскоре после вручения первых черных поясов в зале Кодокана появились трое крепко сложенных, рослых мужчин. С первого взгляда было видно, что это представители одной из школ джиу-джитсу. Так и было на самом деле. Один из пришедших представил себя и своих товарищей: «Я — Дайхачи Ичикава, со мной Мацугоро Окуда и Морикити Отаке. Мы хотим посмотреть тренировку. Здесь ли господин Кано?«

— Нашего учителя нет, — ответил Томита и, не прибегая к дальнейшей дипломатии, поинтересовался: «Только ли посмотреть, как проходят занятия, хотят гости? Или они пришли спровоцировать столкновение, что было уже не раз?»

Как манера поведения, так и ироничные замечания пришельцев убеждали учеников Кано, что гости имеют неблаговидные намерения. Наблюдая отсутствие реакции на свои, более чем ясные выпады, Дайхачи напрямик спросил, не хотят ли хозяева проверить свое мастерство в поединке? Помня кодекс Кодокана, Томита ответил, что без разрешения учителя это невозможно. На что Дайхачи с вызовом заметил: «Уклонение от борьбы, по-видимому, является главной особенностью этой школы». Тогда Сайго обратился к своему товарищу: «Примем вызов этих господ и будем рассматривать эту встречу как товарищескую». Томита покачал головой и с неудовольствием ответил, что возможное поражение может нанести непоправимый ущерб их школе, а они будут вынуждены навсегда покинуть учителя. Сиро Сайго, напротив, считал, что неприятие вызова унизит достоинство школы, и, несмотря на риск, решил бороться, не желая терпеть дальнейших издевательств.

Когда Сайго был уже готов к поединку, в дверях появились Екояма и Ямасита. Ощутив напряжение присутствующих, они поняли, что происходит нечто драматическое, а вникнув в ситуацию, также посчитали, что без разрешения доктора Кано вызов принимать не нужно. Но было поздно — Сайго поклонился самому тяжелому и высокому из прибывших Мацугуро Окуда. Тот, протянув длинные мускулистые руки, взял традиционный захват и, притягивая Сайго к себе, попытался бросить, а затем повести удушающий или болевой прием, чтобы развеять все сомнения в своем превосходстве. Ученик Кано, искусно маневрируя, сохраняя равновесие, делал безуспешными все попытки Окуды атаковать. Сайго был как будто сделан из резины. Неожиданно контратаковав, он провел бросок, ошеломив противника. Упав в первый раз, мастер джиу-джитсу молниеносно поднялся и начал нападать с удвоенной энергией, чтобы через минуту снова почувствовать жесткость татами. На этот раз он не стал подниматься и признал себя побежденным.

Известие о победе ученика Дзигоро Кано над мастером джиу-джитсу разнеслось с быстротой молнии по всему городу, а имя Сиро Сайго стало известно далеко за пределами Токио. Именно он послужил прототипом известного литературного, а затем и киногероя Сугата Сансиро, знакомого нам по фильму Акиро Куросавы «Гений дзюдо». Сайго был феноменально одаренным борцом, который сумел нанести поражение своему учителю, что само по себе характеризует Кано как великого педагога. Ученик, превзошедший учителя, — это качественная характеристика работы тренера, носящая, что уж скрывать, оттенок горечи.

На пути от Фудзиямы к Олимпу

Добившись долгожданного, но главное, официального признания у себя на родине, Дзигоро Кано приступил к осуществлению следующего грандиозного замысла — о дзюдо должен был услышать мир.

Задумываясь над масштабностью задач, которые ставил и пытался решать Кано, понимаешь, что это был подвижник вселенского уровня, «человек мира». Забегая вперед, отметим — всего, что касается признания, известности, массовости и популярности дзюдо Кано достиг.

Сегодня членами Международной федерации дзюдо, созданной в 1951 году, являются около 200 стран. Регулярно проводятся чемпионаты и первенства мира. Дзюдо включено в программу Олимпийских игр. Прочные позиции удерживает женское дзюдо, у истоков которого стоял сам Дзигоро Кано. Он лично принимал экзамен по технике борьбы у своей будущей жены Сумако. Поженились они в 1891 году. Служанки в их доме, помимо работы по хозяйству, одновременно тренировали и девушек, желающих приобщиться к дзюдо. Эксперимент, начатый дальновидным Кано по привлечению женщин к исконно мужскому занятию, удался. Первые соревнования были проведены в Кодокане. Появился свой «гений дзюдо» и среди девушек. Лучшей, начиная с 1925 года, в течение трех лет была Хори Утако. Норитоми Масако, поступившая в Кодокан в мае 1925 года, стала впоследствии автором популярной, много раз изданной книги «Дзюдо для женщин». Не уронили честь отцовской фамилии и дочери Дзигоро Кано: старшая Ватануко Норико, возглавившая позже сектор дзюдо в Кодокане, и Такадзаки Ацуко, также посвятившая жизнь делу отца. Одна из учениц Кано Миягава Хисако основала собственную школу Сакурагако. Все девушки были обладательницами высоких данов. В 1926 году в Кодокане было официально открыто женское отделение. Кано всегда активно призывал женщин к занятиям дзюдо и часто повторял: «Если вы хотите по-настоящему понять дзюдо, понаблюдайте за тренирующейся женщиной». Однако долгое время в самой Японии, во многом остававшейся консервативной, официальные чемпионаты страны среди женщин не проводились.

После смерти отца дело популяризации дзюдо среди лучшей половины человечества продолжил Рисеи Кано. Став директором Кодокана в 1946 году (до этого институт возглавлял Нанго Дзиро), он внес существенный вклад в укрепление международных позиций дзюдо. Капитуляция Японии во второй мировой войне, последующая оккупация американскими войсками, определили сложность обстановки, в которой ему пришлось действовать. Бомбардировками было уничтожено большинство спортивных залов. С ноября 1945 года действовало запрещение штаба американских оккупационных войск заниматься дзюдо в официальных учреждениях, в том числе и школах. Вызвано это было небезосновательным опасением, что прикладной характер этого боевого  единоборства может доставить массу неприятностей властям в случае народных волнений. В ответ был предпринят шаг, приведший к снятию запрета. Японские тренеры развернули секционную работу в американских частях среди военнослужащих, доказывая свою лояльность властям. Начали проводиться турниры, а переломным стал 1948 год, когда была образована Всеяпонская федерация дзюдо и проведено первое послевоенное первенство страны. В 1951 году при Федерации образован отдел физического воспитания средних школ и Всеяпонская студенческая федерация дзюдо.

Расширение географии дзюдо привело в итоге к проведению мирового чемпионата, который состоялся в 1956 году, естественно, на родине этой популярной борьбы. Второй чемпионат мира состоялся через два года также в Японии. Соревнования проводились без деления участников по весовым категориям. Сильнейшими стали хозяева Сёдзи Нацуи и Кодзи Сонэ. После трехгодичного перерыва в Париже в 1961 году состоялся III чемпионат мира, который закончился сенсацией: золотую медаль завоевал голландец Антон Хеесинк, выигравший в финале у Сонэ. Эта первая неудача родоначальников дзюдо вынудила японцев ввести весовые категории. На  чемпионате мира 1965 года их было четыре, на последующих — уже пять весовых категорий: до 63 кг, до 70 кг, до 80 кг, до 93 кг и свыше 93 кг. Затем число весовых категорий было увеличено до семи и у мужчин, и у женщин: соответственно до 60, до 65, до 71, до 78, до 86, до 95, свыше 95 кг и до 48, до 52, до 56, до 61, до 66, до 72 и свыше 72 кг.

В настоящее время соревнования проводятся в  весовых категориях: у мужчин до 60 кг, до 66 кг, до 73 кг, до 81 кг, до 90 кг, до 100 кг и свыше 100 кг и до 48 кг, до 52 кг, до 57 кг, до 63 кг, до 70 кг, до 78 кг, свыше 78 кг у женщин. Кроме того, проводятся турниры в абсолютной категории, где могут участвовать спортсмены любого веса.

В Олимпийской программе дзюдо дебютировало в 1964 году, когда Японии было предоставлено право провести ХVIII Летние игры. Окончательного олимпийского статуса дзюдо добилось в 1972 году в Мюнхене.

Начало продвижения дзюдо на Запад было положено самим Дзигоро Кано 13 сентября 1889 года, когда он отправился в Европу, чтобы ознакомиться с существующей там системой физического воспитания и одновременно поделиться своими идеями относительно дзюдо.

К этому времени дзюдо прочно вошло у себя на родине в быт рядовых японцев, став обязательным предметом в школьной программе. Активно действовали школы для военнослужащих, открывались филиалы Кодокана.  Джиу-джитсу уступило позиции новой системе единоборства. Но противостояние продолжалось. Поменялась лишь сцена, где разыгрывался этот принципиальный спор. В Европе, избалованной английским боксом и греко-римской борьбой, трансформированной в цирковое зрелище, в Европе, имеющей в своем арсенале сават, знакомой с джиу-джитсу, благодаря заезжим инструкторам, покинувшим Японию в поисках заработка, не было дела до еще одной неизвестной «физической забавы». Первоначально Кано со своими учениками натолкнулся на холодное равнодушие публики. Но показательные выступления, проведенные в присутствии нескольких десятков официальных лиц, вызвали огромную заинтересованность, и многие из тех зрителей впоследствии стали активными пропагандистами дзюдо.

В течение 1890 года Дзигоро Кано посетил Лион, Париж, Брюссель, Вену, Берлин, Копенгаген, Стокгольм, Амстердам, Гаагу, Роттердам и Лондон.

Европейский вояж Дзигоро Кано принес свои плоды. Начался обмен преподавателями и спортсменами, стали открываться филиалы Кодокана за рубежом и школы дзюдо в странах старого света, а позднее и в США.

Уже после окончания II мировой войны дзюдо занимались в 120 странах.

Наиболее активно дзюдо начали развивать во Франции, где Кано впервые после Японии демонстрировал свою технику. Отдаленные последствия этого ощущаются и по сей день. По массовости и мастерству дзюдоистов Франция занимает ведущие позиции в Европе. Сборная команда Франции — одна из сильнейших в мире.

История сохранила имя Ги де Монгрилье, открывшего в 1904 году зал дзюдо в Париже. Первым французом, прошедшим обучение в Кодокане, был Ле Приер, который впоследствии у себя на родине также возглавил школу дзюдо. Обладатель 5 дана Кеисиин Исигуро, приехав в столицу Франции в 1924 году, открыл сразу несколько школ и с публичными выступлениями посетил соседние страны. Профессор Ханно Ри познакомил с техникой дзюдо жителей Германии и Швейцарии. В 1903 году Дзигоро Кано направляет в США одного из лучших учеников, который открывает там школу дзюдо, ставшую настолько популярной, что сам Теодор Рузвельт не обходил ее своим вниманием, посещая занятия. В архивах Кодокана сохраняют письма президента США, состоявшего в переписке с Дзигоро Кано.

В Великобритании в начале века преподавал опытный Акитаро Оно — обладатель четвертого дана. Но, демонстрируя дзюдо, он вынужден был выдавать его за джиу-джитсу, настолько этот реликт самурайства цепко удерживал позиции вдали от отвергнувшей его родины. По этой же причине и первое учебное пособие по дзюдо, увидевшее свет в Европе, его авторы Ирвин Гонкок и Хацукума Осигаши вынуждены были  назвать «Полное руководство по джиу-джитсу (метод Кано)».

В 1933 году произошли события, которые стимулировали дальнейший рост популярности дзюдо. Во вновь открытый клуб г-н М.Фелданкрэ приглашает мастера Каваиси, который, будучи не только знатоком техники борьбы, но и тонким психологом, почувствовал тягу европейцев к постоянному соперничеству, их стремление к титулам, знакам отличия и прочим атрибутам, подчеркивающим различие между людьми. Следовало также дифференцировать уровни подготовленности занимающихся. Профессор Каваиси распределяет приемы дзюдо на несколько групп различной сложности и вводит систему контроля, благодаря которой успешно сдавший экзамен по демонстрации техники дзюдоист получает право носить пояс определенного цвета.

В массовом сознании существует заблуждение, что вожделенный черный пояс является наиболее престижным. На самом деле высшее мастерство (по большому счету – знание) отмечается поясом красного цвета. Хотя сам Дзигоро Кано под конец жизни снова надел белый пояс, подчеркнув тем самым глубину и безграничность секретов созданного им же боевого искусства. До сих пор в Европе пользуются следующей цветовой гаммой, позволяющей определить уровень мастерства дзюдоиста, глядя на его пояс. Вначале идут шесть ученических степеней: 6 кю — белый пояс, 5 кю — желтый, 4 кю — оранжевый, 3 кю — зеленый, 2 кю — голубой, I кю — коричневый. Далее следуют 10 мастерских степеней — данов: обладатели первых 5 данов носят пояса черного цвета, которые различаются количеством поперечных белых нашивок у конца пояса, 6-8 дан — пояса красно-белые, 9-10 дан — пояса красного цвета.

Шло время, и наряду с успехами рос груз проблем, связанных с управлением и организацией процесса подготовки дзюдоистов, число которых увеличивалось день ото дня и в Японии, и за ее пределами. Начиная с 1909 года, Дзигоро Кано вынужден был ввести вступительные взносы для поступающих в Кодокан и его филиалы и проводить платные экзамены для тех, кто хотел совершенствовать свое мастерство.

Широта взглядов Кано на проблемы физического воспитания не позволяла ему замыкаться в рамках одного, хотя и любимого вида спорта. Заслугой этого человека является создание Легкоатлетического союза Японии, вошедшего позднее в Международную федерацию легкой атлетики. Появление в 1911 году Японской ассоциации любительского спорта обязано также усилиям Кано. Авторитет горячего пропагандиста различных видов спорта позволил ему возглавить в 1912 году Национальный олимпийский комитет и стать первым представителем Японии в МОК,  членом которого продолжал оставаться в течение 30 лет.

 В 1922 году Кано удалось воплотить свою давнюю мечту — организовать Культурное объединение Кодокан, основанное на принципах дзюдо. Спустя 10 лет Дзигоро Кано занимает официальную должность министра физической культуры. К этому времени в школах дзюдо занималось уже около 120 тысяч учеников, более половины были обладателями черных поясов.

В 1938 году в Каире состоялся конгресс по подготовке к Олимпийским играм. Заслугой Кано можно считать, что предстоящие игры должны были проводиться в Стране восходящего солнца, а в программу были включены соревнования по дзюдо. Существует мнение, что сам Кано возражал против этого, но с этим трудно согласиться, так как, будучи серьезным аналитиком, профессор не мог не понимать, какую пользу развитию дзюдо в мире принесет олимпийский статус его детища.

Возвращаясь на родину на судне «Хикава Мару«, заболев тяжелейшим воспалением легких, 4 мая 1938 года великий мастер умер.

До последних дней жизни Дзигоро Кано давал уроки дзюдо, ежедневно посещая дожо в различных филиалах Кодокана. То, что он был не только теоретиком, но и великолепным практиком, подтверждают многочисленные свидетельства.

К сожалению, создатель дзюдо не дожил до того времени, когда его детище превратилось в поистине массовый вид спорта, популярный во всем мире среди детей и взрослых, юношей и девушек, мужчин и женщин. Миллионы людей всех возрастов занимаются дзюдо. Казалось бы, мечта создателя сбылась. Но... Дзигоро Кано в наименьшей степени рассматривал свою систему как вид спорта, хотя, несомненно, понимал, что тяга молодежи к соперничеству будет вызывать желание помериться силами и выявить лучшего. Уже в преклонном возрасте, после посещения одного из состязаний, чрезвычайно разочарованный Кано собрал его участников и отругал их: «Вы сражаетесь, как молодые быки, сталкивающиеся рогами; ни в одном из приемов, которые я сегодня видел, не было ни отточенности, ни изящества. Я никогда не учил никого такому дзюдо. Если все вы будете думать только о победе с помощью грубой силы, наступит конец Кодокан дзюдо».

Сегодня спортивная сторона дзюдо выступает в качестве ведущей, более того, едва ли не единственной. То, что мы имеем сегодня под названием «дзюдо«, далеко от того, что задумывал и создавал его автор. Теоретические разработки, философские размышления Дзигоро Кано не востребованы. Мы видим лишь вершину айсберга, причем вершину, которая под влиянием времени изменила свои очертания, приобрела новые контуры и мало напоминает первоначальную форму. Технику дзюдо Кано рассматривал как средство самосовершенствования на пути достижения этического идеала. Сегодня во главу поставлен, увы, результат, те же пресловутые голы, очки, секунды, которые принесли много бед нашему отечественному спорту. Да и на родине дзюдо, в Японии, вопросы престижа на мировом татами оттеснили на второй план идеи, которыми руководствовался великий просветитель.

По окончании крупнейших соревнований Международная федерация дзюдо выпускает видеокассеты с записью церемонии открытия и награждения участников, наиболее интересных моментов борьбы. В историю вошли кадры, снятые на Чемпионате мира 1989 года, когда на высшую ступеньку пьедестала почета взошел очередной представитель Японии Кога. Наряду с высочайшей техникой, которую он продемонстрировал на пути к золотой медали, Кога поразил еще и тем, что по окончании финального поединка, в сопровождении хрупкой девушки, выполняющей функции судьи при участниках, чемпион мира плакал, вытирая набегавшие слезы рукавом кимоно. Это была реакция человека, отдавшего все силы, физические и нравственные,  борьбе. Обычные человеческие эмоции, которые естественны и привычны для других видов спорта, применительно к дзюдо в концепции Дзигоро Кано выглядят не совсем уместно.

Будучи последователем самурайских традиций, доктор Кано в своих теоретических разработках отталкивался от идей дзэнского патриарха ХVII века Такуана, изложенных в двух секретных трактатах, переданных основателям школы Кито-рю. Такуан утверждал, что победа может быть достигнута в сочетании твердости духа и концентрации воли с естественной свободой движений. Внутренняя «пустота«, рассеянное сознание, не сконцентрированное ни на чем, непоколебимое спокойствие, предельное самообладание — качества, обеспечивающие адепту боевого искусства успех. Как видим, эмоциям места не остается.

Что же мы имеем сегодня? Технику дзюдо? Да, несомненно. Но дух дзюдо в понимании Дзигоро Кано  сегодня отсутствует. Плохо это или хорошо? На этот вопрос нет однозначного ответа. Так есть, так сложилось. Таково влияние времени. Меняется мир, меняются люди, изменилось и дзюдо.

Девизы Культурного общества Кодокан «Наиболее результативное приложение силы» и «Взаимное благоденствие» Дзигоро Кано рассматривал как всеобъемлющие, предполагая их применение в экономике, политике, области общественных отношений.

Свои философские труды Дзигоро Кано подписывал — Киити Сай (Вместилище Единства). Укрепление тела и духа каждого человека, посредством занятий дзюдо, должно привести к всеобщему процветанию. Принцип «Взаимного благоденствия» Кано трактовал следующим образом:

«Если подходить к вопросу с точки зрения глобального единства и связи вещей, то цель, взаимное благоденствие, также следует отнести к средствам, а именно к наиболее результативному приложению силы. Хотя здесь, казалось бы, два различных понятия, в сущности они воплощают одну и ту же доктрину — о всеохватном единстве, в которое наиболее результативное приложение силы распространяется на все сферы человеческой деятельности — и более ничего».

В этом Кано проявляется как последователь классических философско-религиозных учений древнего востока, тесно связанных с практикой боевых искусств. Ныне этот принцип лишь декларируется, существуя как бы вне той состязательной деятельности, которую сейчас представляет современное дзюдо.

Программа Кодокана, который ныне располагается на улице Косуга в районе Букинье и представляет собой семиэтажное здание с самым большим в мире дожо (1000 кв.м), с пятью малыми и средним залами, где одновременно могут заниматься несколько сот человек, с собственным научно-исследовательским институтом, включает и несколько комплексов боевых приемов и самозащиты для мужчин и женщин.

Олимпийский статус спортивного раздела оттенил прикладной аспект этого изначально боевого вида единоборства. Мало кто знает, что служащие органов охраны правопорядка Бельгии, Германии, Голландии, Франции в обязательном порядке изучают дзюдо-ханми, технику традиционного дзюдо, которую неспециалисту крайне сложно отличить от джиу-джитсу. Эта ветвь дзюдо существует самостоятельно и резко отличается от Кодокан-дзюдо. Но и здесь, несмотря на то, что эта система, изобилующая ударными действиями, включающая работу с классическим оружием, весьма эффективна в реальной обстановке, нельзя не заметить влияния благородных идей Дзигоро Кано — реформатора джиу-джитсу. Запрещенными являются болевые воздействия на суставы пальцев, глаза, рот и нос, удушающие приемы разрешается проводить только при помощи одежды.

Оригинальную систему дзюдо культивирует Австрийский союз самообороны. Эта система представляет собой парные ката, которые выполняются под ритмичные удары большого барабана, либо под метроном или звукозапись барабана и флейты. Заранее обусловленные движения партнеров превращают это зрелище в произведение танцевального искусства. Прикладной эффект от подобного рода занятий, конечно, не велик, однако подсознательное, длительное, иногда доходящее до трех часов, рефлекторное выполнение движений несет мощную психологическую разрядку, носит антистрессовый характер, снимает напряжение и усталость.

Дзюдо объединяет людей разных национальностей, вкусов, вероисповеданий. Многогранность дзюдо позволяет каждому найти здесь то, что нужно только ему. О дзюдо много написано, но окончательную точку ставить рано — тема эта неисчерпаема. Более чем столетняя история дзюдо привлекает все новых и новых поклонников.