Мария и Владимир Путины

Участие клуба «Голубые береты» стало уже непременной традицией Северной столицы. Представляется, что и другим регионам страны не мешало бы перенять питерской опыт военно-патриотического воспитания молодежи.

Однако в день снятия блокады было еще одно место, куда воспитанники клуба пришли по своей личной инициативе, чтобы возложить живые цветы. Это могила на Серафимовском мемориальном кладбище. Здесь погребены родители В. В. Путина — Владимир Спиридонович Путин (1911 1999) и Мария Ивановна Путина (1911 1998).

Отец будущего главы российского государства родился в Санкт-Петербурге, но по своим корням выходец из Тверской губернии. Срочную службу служил на Балтийском флоте, моряк-подводник. Работал на оборонном предприятии. С началом войны, чтобы попасть на фронт, он поступил добровольцем в истребительный батальон. И оказался за линией фронта.

«Его определили в так называемый истребительный батальон НКВД, — рассказывал глава государства в книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». — Эти батальоны занимались диверсиями в тылу немецких войск. В их группе было 28 человек. Их выбросили под Кингисеппом… они успели взорвать состав с боеприпасами. Но потом кончились продукты. Они вышли на местных жителей, эстонцев, те принесли им еды, а потом сдали их немцам. Шансов выжить почти не было. Немцы обложили их со всех сторон… Остатки отряда уходили к линии фронта. По дороге потеряли еще нескольких человек и решили рассеяться. Отец с головой спрятался в болоте и дышал через тростниковую трубочку, пока собаки, с которыми их искали, не проскочили мимо. Так и спасся. Из 28 человек к своим тогда вышли четверо».

Все подводники — и тогда, в 1930 х, и сейчас — проходили и проходят водолазную подготовку, учатся задерживать дыхание. Очевидно, Владимиру Спиридоновичу Путину в критической ситуации очень пригодились навыки, полученные на подводном флоте.

Затем он сражался в составе 330 го стрелкового полка 86 й стрелковой дивизии. Защищал Невский пятачок, в ноябре 1941 го был тяжко ранен, лечился в госпитале и получил инвалидность. Произошло это так: «Отца тяжело ранили на этом пятачке. Ему и еще одному бойцу дали задание взять «языка». Они подползли к блиндажу и только приготовились ждать, как оттуда неожиданно вышел немец. Растерялся и он, и они. Немец пришел в себя раньше. Достал гранату, запустил в них и спокойно пошел дальше. Жизнь, она такая простая штука на самом деле [… ]

Это была история, которую отец рассказывал мне лично. Так вот, немец, наверное, был уверен, что убил их. Но отец выжил, правда, ему осколками переколотило ноги. Наши его вытащили оттуда через несколько часов [… ] Ближайший госпиталь в городе, а чтобы туда попасть, надо тащить его через всю Неву.

Все понимали, что это самоубийство, потому что там был пристрелян каждый сантиметр. Ни один командир приказа доставить его в госпиталь, конечно, не отдал бы. А добровольцев как то не нашлось. Отец к этому времени столько крови уже потерял, что было ясно: вот-вот помрет, если его так оставить.

Тут на него случайно и наткнулся один боец, его бывший сосед по дому. Он все понял, без лишних слов взвалил отца на себя и потащил по льду Невы на ту сторону. Они были идеальной мишенью и все таки уцелели. Сосед дотащил отца до госпиталя, попрощался и вернулся на передовую».

После войны Владимир Спиридонович работал мастером на Ленинградском Ордена Октябрьской Революции и Ордена Красной Звезды вагоностроительном заводе имени И. Е. Егорова.

Мария Ивановна Путина, в девичестве Шеломова, уроженка деревни Заречье Тургиновского района Тверской области, — она пережила блокаду Ленинграда; работала санитаркой, в булочной и на заводе.

Сына она окрестила в младенчестве, ничего не сказав об этом мужу. В 1993 году Владимир Путин, как работник Ленсовета, посетил Израиль в составе официальной делегации. Перед самым отъездом Мария Ивановна раскрыла, наверное, самый большой свой секрет, вручив ему его скромный крестильный крестик, чтобы тот освятил его у Гроба Господня в Иерусалиме — что он и сделал и с тех пор не снимает.

Земной путь Путина старшего завершился 2 августа 1999 года. Ему шел восемьдесят восьмой год. Он всего лишь на несколько месяцев пережил свою супругу.

На большом мраморном кресте надпись: «Господи, да будет воля Твоя».